?

Log in

No account? Create an account

Жил-да-был один гордый, горный предприниматель с горящими глазами, твердою рукой и стойким желанием ездить на бэхе-с-тонированными-стеклами. Карьера у него шла успешно, его знали и уважали многие, особенно отец. А еще тридцать четыре брата (из них два кровных), пять сестер и четыре половозрелые незамужние козы, заставляющие предпринимательские мурашки бегать по его предпринимательскому телу, путаясь в густом волосяном покрове.


Жил он себе жил, и в один прекрасный момент понял, что бэха-с-тонированными-стеклами стоит больше чем у него есть тысяч эдак на четыреста в лучшем случае. Загрустил. Правда не на долго. Появилась в голове у коммерсанта с мечтой идея: поменять горный край на семь холмов, где поле непаханное и бэхи-с-тонированными-стеклами стоят на каждом углу бесхозные, манят дворниками и радостно подмигивают фарами. Собрал все свои пожитки, попрощался с отцом, братьями, сестрами и козами и поехал на поезде покорять сердца столичных людей, плохо разбирающихся в моде.


Все шло как по маслу. И через некоторое время в районе метро Петровско-Разумовская появился небольшой магазин с большой вывеской: "Брендовая одежда". Магазин выглядел, надо сказать достойно, на фоне мелких ресторанов, типа "забегаловка" и прочих уголков юных шаурменов.


К магазину выстраивалась очередь из тех самых мартышек от мира моды, закупающих себе очки, сумки, и другую элитную одежду известных подмосковных брендов: луивитон, дольчегабана и прада. И очень скоро путь к мечте сократился ровно на девятку-баклажан-с-тюнингом, и жизнь повернулась лицом к предприимчивому коммерсанту и засияла красками разгульной жизни.


Но наш герой довольно быстро заскучал и понял, что бэха-с-тонированными-стеклами менее важна, чем душевный покой, кармическая чистота и четыре половозрелые незамужние козы. И восхотелось нашему герою вернуться на родину. И встал вопрос: "что делать с бизнесом"? Тогда предприниматель решил продать все, загрузить деньги в девятку-баклажан и унестись обратно в родные горы.


Итогом стало увиденное мной объявление, написанное от руки на листе формата а4, призывно зовущее внутрь. Оно гласило:



"Дамы и господа. В связи с закрытием магазина, скидки на вещи марок D&G и Armani составляют 50%"


Очень правильный маркетинговыый ход, я считаю. Точнее считал. Ровно до того, как посмотрел на соседний лист формата а4. Он перевернул все мое представление о тонких и правильных маркетинговых ходах горных предпринимателей навсегда. Там было написано следующее:


"Дамы и господа. В связи с закрытием магазина, продается промышленный ткацкий станок".


И все. И больше ничего. Да ничего и не надо.


Кармы вам побольше и дурости поменьше, дорогие читатели.

Про метро и чебуреки

В метро красивых людей нет, а есть в основном, обезьяны сомнительной привлекательности. А я, по странным и не понятным никому причинам, абсолютно равнодушен к приматам. И даже в зоопарке стою у клеток с обезьянами ровно столько, сколь того требует этикет, чтобы не расстраивать животных. А в метро они везде. Висят рукой на перекладине и едят банан, или чебурек. Но о чебуреке чуточку позже.


Есть еще правда особый вид приматов, эдакие, мартышки от мира моды. Ну как, моды. У них, мартышек, это мода. У людей - безвкусица и моветон. Но мартышки такого слова не знают. Мартышкам беззаботно. Мартышки пялятся густо накрашенными лицами в свой кредитный айтрубк и вдохновенно помахивают сумочками с надписью LV повсеместно и маленьким ярлычком, возвещающим на чистом русском языке: "мадэ ин итали".


Но мы не о них, они, в целом, безвредные. Мы возвращаемся к другим обезьянам, тем, которые сомнительной привлекательности.


Так вот, у всех, кто рожей не вышел и решил это горе еще и пирожками заесть - существует правило, почти заповедь: "надо как можно больше напакостить тем, кто этой самой рожей, или даже лицом, вышел". Особенно, если этот кто-то стоит, весь такой "вышедший" и прямо таки сияет как Солнце и прочий Сириус кристально чистыми кроссовками и преступно белой курткой.


Есть такой замечательный художник, Пётр Паулевич Рубенс. Любил он рисовать женщин в теле. В теле бегемотов средних размеров. Знающие люди говорят, он испытывал дикое, необузданное и животное половое влечение к своим милым домашним гиппопотамам. И если бы случилось внезапно, что разрыв пространственно-временной и повсеместные телепортации, и Рубенс жил бы в Москве 2011 года, и ездил в метро - он бы скончался от множественных оргазмов и подвиг свой не совершил бы.


И к чему это я? Да к тому, что из дома я вышел солнцем, а на работу пришел солнцем с отпечатком маленькой пухлой ноги на левом кроссовке и жирным пятном от чебурека, которым рубенсовский возбудитель решил затормозить в мою куртку в области рукава. На мой недоумевающий взгляд, явно намекающий на принадлежность его (возбудителя) к древнейшей профессии - он (возбудитель) укусил чебурек и начал активно уходить от обличающего взора молча и надменно работая своим жевалом. Она наверное христианских младенцев им ест.


Но я ей отомстил мстёю страшной. Я потом две остановки незаметно терся рукавом об ее спину. Я вообще стараюсь, чтобы справедливость восторжествовывала повсеместно и насаждаю ее всем, кто попал в радиус поражения.


А вам, дорогие читатели, если вы существуете, я желаю, чтобы ваши машины никогда не стояли в ремонте.

P.S. А еще я сегодня видел великолепный в своей абсурдности армянский маркетинговый ход. Но про него я расскажу в следующем посте, ибо интрига быть должна. Да и работать надо, а не кнопками клацать.

Сегодня я окончательно уверился, что сложно сидеть на одном месте, когда выходы из организма в районе седалищного нерва плотно закупорены штопором.

 

Это поразительное открытие свалилось на меня с утра и нежно стукнуло по голове, когда я, проклиная будильник, перевернулся на спину из моего любимого положения "налевомбоку". Где-то в нижней части туловища, в устье ног, слегка кольнуло, как бы намекая мне, что лежать на спине и придаваться гедонизму, когда можно бежать, смазывая штопор мылом, преступно и вообще "нипацан".

 

И я побежал. По маршруту олимпийской сборной по офисным видам спорта: душ-бутерброд-кофе-дождь-метро-офис-стул.

 

А дальше, мое стремление бежать, с характерных звуком "хрясь" разбилось о суровую аксиому офисного быта. Такая аксиома, наверняка, висит в каждой уважающей себя компании, на самом видном месте и дерзко гласит: "От каждого по возможностям - каждому по физиономии".

 

Грусть. Ну ничего, осталось немного. А пока, я сижу на краешке стула, чтобы штопор не нарушал карму и богатый внутренний мир и жду, когда можно будет сорваться с низкого старта и, преодолевая звуковой барьер, унестись творить великие дела. Что, в общем-то, не великие. Да и, в принципе, не очень дела.

 

Главное, чтобы от такой манеры сидеть, штопор не вывалился. Не люблю я
это ощущение.

 

И да, дождь - это не круто. А те, кто говорят, что круто - врут или демократы. Что в целом - одно и то же.


P.S. Я вернулся к ЖЖизни. Не знаю зачем, не знаю, надолго ли, но если вдруг вам захочется почитать Дарью Донцову или прочих там оксаноробских и ленолениных - можете почитать немного из жизни простого пиарщика с непростым строением головного мозга. И главное, подарить порцию хорошего настроения (а я буду писать только в оном) ближнему.